Герб города Кирсанова

Ленинец
1980 год
(ноябрь-декабрь)

Орган Кирсановского горкома КПСС, районного и городского Советов депутатов трудящихся Тамбовской области. Редактор И.И. Якунин.

07.11.1980
№ 179 (11851)

Интернационал

Мои сверстники и одногодки, встретившие Октябрь вихрастыми мальчатами, могли во всеуслышание сказать: в родное село Первое Пересыпкино Советская власть окончательно пришла под звуки пролетарского гимна.

Памятный день - 6 ноября 1920 года был теплым. Наши ребячьи "отряды" готовились к очередному сражению. Укрывшись в кустах сирени у сельской церквушки, конники точили свои деревянные сабли, чистили "скакунов", изготовленных из ветловых сучьев. В эти минуты к нам подъехали два кавалериста. Передний, одетый в хромовую тужурку с красной повязкой на рукаве, спросил:
- Красные аль зеленые?
Видя нашу растерянность, добавил:
- Вижу, что за Советы воюете.

На сабельках пятиконечные звездочки вырезали. Значит, не зарубите нас. И, кстати, дом псаломщика покажите…

Помочь кавалеристам отважился двенадцатилетний Мишка Ревунов. Как мы ему завидовали, как хотели шагать все рядом с настоящими конниками, обвешанными взаправдашним оружием: саблями, револьверами. Но вскоре повезло всему нашему "отряду". Под предводительством своих командиров мы явились к веранде дома псаломщика, на которой вместе с кавалеристами маячил растерянный черноусый псаломщик. Знакомый всем кавалерист в тужурке сказал:

- Помощь ваша, кавалеристы, требуется. Певчих надо собрать на спевку. Так что на рысях скачите. А куда и за кем скакать, псаломщик скажет каждому…

Указания псаломщика были коротки: "Беги в Незнановку к дяде Спиридону. Скажи, чтоб быстрее шел на спевку… Разыщи Кулину Пустовалову. Пусть бежит на спевку…".

Получившие задание галопом неслись на розыск певчих. И выкладывали, как на духу, даже то, что не надо было говорить: "Велели на рысях, потому как у псаломщика комиссар поджидает". А чтобы не задерживали расспросами, пускались вскачь обратно.

Через час на открытой площадке балкона, обнесенного барьерчиком из точных балясин, стало людно. Бородатые певчие, бабы в платках, занимались необычным делом: огрызками карандашей на листах бумаги записывали слова, которые диктовал главный тенор хора дядя Тимофей. Псаломщик, которого мы побаивались, чертил на школьной доске какие-то линейки и расставлял значки, похожие на проросшие тыквенные семечки.

А потом началась спевка, по признанию певчих, самая трудная в жизни. Вспотевший псаломщик не один раз проигрывал на скрипке мелодию и пел баритоном слова гимна. Потом по его знаку вступали хористы. Пели негромко, вполголоса: чего рвать глотку попусту, повторять придется еще десятки раз. Псаломщик, дергая сердито усы, кричал: "Форте! Форте! Что тянете, как заупокойную!". Особенно долго толклись на разучивании припева. Его повторяли так много, что мы, сидящие в кустах, заучили его наизусть. И все-таки, когда приезжие военные прослушали пение хора, псаломщик сознался в том, что припев так и не разучили по-настоящему. Кавалерист в кожанке успокоил:

- Удивительного в этом ничего нет. Припев-то про последний и решительный бой. Его не голосом, а сердцем понимать надобно. А вообще сойдет. Распускайте людей по домам, пусть приведут себя в порядок, оденутся, ведь будут петь на великом празднике. К заходу солнца пусть соберутся у вас. Отсюда командой к волостной управе. Мы дадим распоряжение дежурным встретить вас и проводить на сцену.

Эта мера оказалась не только проявлением гостеприимства. Большое здание волсовдепа было так заполнено, что без помощи расторопных дежурных хористы едва ли попали бы в помещение. А нас выручили смекалка и маленький рост. По резным наличникам наша команда забралась в форточки и разместилась между внутренними и наружными рамами. В три окна концевой стены, словно и ложи, втиснулась вся команда. Было слышно и все видно…

На сцену шагнул незнакомый нам кавалерист и начал читать "Интернационал". Весомые, смелые слова гимна падали в зал, волновали людей. Их ловили стоящие за распахнутыми дверями сельчане. Но вот псаломщик вскинул скрипку, сыграл вступление и подал знак певцам. И хотя не особенно стройно, они дружно запели. В зал вешним половодьем полилась суровая, величественная мелодия, пронзительная правда пролетарского гимна. Кто-то незримый, решительный призывал:

Вставай, проклятьем заклейменный,
Весь мир голодных и рабов!
Кипит наш разум возмущенный
И в смертный бой вести готов…
Казалось, что рухнули стены, потолки, и страстный призыв уже шумит ветром вешним над полями:
Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим,
Кто был ничем, тот станет всем…

Припев загремел. Его вместе с хористами подхватили те, кто присягнул отдать свою жизнь борьбе за свободу, за землю, новую жизнь - сельские коммунисты и сочувствующие. А сочувствующими были почти все. Из сотен глоток летели страстные, словно клятва, слова:

Это есть наш последний
И решительный бой,
С Интернационалом
Воспрянет род людской!..
И. Липунцов.

30.12.1980
№ 208 (11880)

Первый почетный гражданин

"За боевые заслуги, мужество и отвагу на войне, за большие достижения в научной и военно-патриотической работе и в связи с семидесятилетием присвоить звание "Почетный гражданин города Кирсанова" генерал-майору в отставке товарищу Кондратьеву Николаю Яковлевичу".
(Из решения исполкома Кирсановского городского Совета народных депутатов от 5 декабря 1980 г.)

Кирсановский краеведческий музей. На одном из стендов фотография военного человека со многими боевыми наградами. Рядом еще две. На одной тот же человек возглавляет колонну войск на праздничном параде, на другой он запечатлен вместе с другом в летном меховом комбинезоне и шлеме.

Человек на фотографиях - наш земляк, бывший заместитель главного штурмана Военно-Воздушных Сил генерал-майор авиации запаса, военный штурман первого класса, кандидат технических наук Николай Яковлевич Кондратьев.

В музейной экспозиции есть его письмо, присланное в марте 1978 года. Оно начинается словами: "Кирсанов, его пригороды Тоновка, Жулидовка, Саратовская дорога, Жарковка, Уваровщина - родные, близкие мне места. Кажется, нет в мире лучше наших мест, наших добрых трудовых людей. Здесь я родился, здесь прошли мои детство и юность. Здесь я учился, работал, начал путь в большую жизнь…".

Какой была эта жизнь, видно из другого письма. Его написал совсем недавно в Кирсановский горисполком совет ветеранов Волховского фронта. "Н.Я. Кондратьев - член КПСС с 1939 года, участник Великой Отечественной войны с 1941 по 1945 год, в кадрах Советской Армии с 1932 года, награжден 25 орденами и медалями… Окончил с отличием две академии: Военно-Воздушную (1941 г.) и Высшую военную академию Генерального штаба (1954 г.)…".

Когда началась война, Николаю Яковлевичу было за тридцать. Он участвовал в боях под Москвой, под Ленинградом, на Курской дуге, на белорусской земле, в боевых действиях на Балканах. На Волховском фронте в должностях штурмана 25 авиаполка пикирующих бомбардировщиков и заместителя главного штурмана 14 воздушной армии десятки раз водил в бой полки бомбардировщиков. Наносил мощные бомбовые удары по противнику. Не раз выполнял воздушную разведку в глубокий тыл врага, доставил командованию ценные данные.

Отгремели сражения. Но Кондратьев по-прежнему в кабине самолетов, теперь реактивных. Осваивая их, он летал в самых разных условиях дня и ночи. Бороздил небо Арктики, делал посадку на полюсе. Участвовал во всех послевоенных воздушных парадах в Москве. За долгую летную службу в авиации Николай Яковлевич выполнил полеты на двадцати восьми типах самолетов. Многие годы он был главным штурманом Военно-Воздушных Сил, начальником кафедры самолетовождения и начальником штурманского факультета Военно-Воздушной академии имени Ю.А. Гагарина.

Звание военного штурмана первого класса присвоено Н.Я. Кондратьеву одному из первых в нашей стране. Всю жизнь он щедро делился опытом со всеми, кто нуждался в том. Имеет печатные труды по самолетовождению, боевым действиям ВВС, по космонавтике. Николай Яковлевич написал двадцать пять книг и брошюр, более сорока статей в журналах и газетах. Некоторые его труды переизданы за границей.

Тесна связь Николая Яковлевича с космонавтикой. Кандидат технических наук, доцент по космонавтике, он принимал личное участие в навигационной подготовке космонавтов к космическим полетам.

Девять лет назад генерал-майор авиации Кондратьев уволился в запас. Однако не изменил своей активной жизненной позиции. По направлению ленинского райкома партии Москвы перешел на работу в один из научно-исследовательских институтов столицы, седьмой год подряд избирается здесь заместителем секретаря партийной организации.

Не менее ответственна и важна и такая общественная должность Николая Яковлевича, как председатель совета ветеранов войны 14 воздушной армии. Он многое делает по поиску ее ветеранов, увековечиванию памяти погибших, военно-патриотическому воспитанию молодежи. Постоянно выступает в школах, профтехучилищах, вузах, на заводах, в воинских частях.

Прошло немало лет с тех пор, как Н.Я. Кондратьев покинул дорогие ему родные кирсановские места. Но здесь не забыли своего земляка. Хранят его фотографии и документы в музее. Гордятся его боевой и трудовой славой.

А в канун семидесятилетия Николая Яковлевича, которое отмечалось в декабре, Кирсановский горисполком удовлетворил ходатайство совета ветеранов Волховского фронта. Первому из своих граждан присвоил Н.Я. Кондратьеву звание "Почетный гражданин города Кирсанова".
Е. Уривская,
корр. "Ленинца".