Герб города Кирсанова

Зеркало
1991 год
(октябрь)

Кирсановская независимая социал-демократическая газета «Зеркало». Тираж 3000 Цена 30 коп. Учредители: А.А. Беляков, В.Н. Верещагин. За редактора В. Кожин.

№ 3 октябрь 1991 года

«Герои советской номенклатуры»:

Шел уже десятый день с момента известных августовских событий, уже половина путчистов перестрелялась и перевешалась, остальные потихоньку привыкали к тюремному режиму, и вот только тогда в нашем городе Кирсанове собралась внеочередная сессия горсовета. Чуднее могла быть только сессия по осуждению вторжения на Русь Чингис-хана!.. Но как бы там ни было, а сессия приступила к вопросу осуждения переворота… Слово взял бывший второй секретарь бывшего горкома КПСС М. Лаврухин – здоровенный мужик в костюме булыжного цвета. Гробовым голосом в также же гробовой тишине он стал рассказывать сотоварищам про свои героические действия в дни переворота. Из его уст мы узнаем, что непосредственно под его руководством было обеспечено снабжение города продуктами и товарами первой необходимости. Все это было преподнесено так, что невольно представлялось, под перекрестным огнем путчистов М. Лаврухин прокрался в город с хлебом и носками и спас Кирсанов от гибели…

Все больше распаляясь от собственного героизма, Михаил Дмитриевич сжал здоровенные кулаки и покосился в сторону, куда указывал дедушка Ленин… - всем невольно стало жаль путчистов: сама собой представилась голова Янаева рядом с волосатым кулаком Лаврухина – сравнение было не в пользу проштрафившегося вице-президента. В общем, М. Лаврухин смело осудил действия хунты и дал слово директору авторемонтного завода Б. Лутцеву. Этот от предыдущего оратора ничем не отличался: ни цветом костюма, ни размером кулаков. Итак, сложив руки как футболист при штрафном ударе, Б. Лутцев изложил присутствующим свой героический вариант, который ненамного отличался от предшествующего ему...

В зале лились речи, все осуждали, клялись и заверяли в верности курсу демократизации и само собой получилось, что все они – участники сессии – всегда и во всем были, есть и будут за Б.Н. Ельцина и что никто и никогда не срывал его избирательных плакатов и глаза ему никто на тех плакатах не выкалывал, в общем, отец он им родной и все они прирожденные демократы и жить без нее не смогут, хоть ты их убей.

Среди всех присутствующих единственный, кто успел в дни ГКЧП сделать конкретное дело, был редактор газеты «Ленинец» Е. Петровский. Это он дал на первой полосе своей газеты положение о режиме, который вводил ГКЧП 19 августа, тем самым поддержал вместе с учредителями этот комитет. Объяснение его по этому вопросу убивает своей простотой: мне сообщили – я и напечатал. Вот и все. Хоть стой – хоть падай.

Заканчивая этот разговор, хотелось бы напомнить, что скоро мы будем выбирать новое руководство города. А по имеющимся данным на эти места опять лезут все те же героические ребята. Все с теми же мыслями и делами.
Так что выбирая того или иного кандидата, вы будете выбирать себе и своим детям будущее.
Подумайте об этом.
В. Варлашкин.
г. Кирсанов.

«Вали все на серого»:

В номере от 4 октября с.г. в Кирсановской газете опубликован репортаж С. Вихарева с совместного заседания горрайисполкомов Советов под заголовком «Все так, как было…».

От строк, написанных пером платного автора, как говорится, за версту отдает явной тенденциозностью. Оно и понятно. Вихарев держит сторону соучредителей газеты – горрайисполкомов, солидаризируется с ними в оценках работы МПМК-2 и ее начальника Н.Г. Пустовалова.
Что ж, пусть акценты, поставленные Вихаревым в его опусе, останутся на совести журналиста.

Редакция «Зеркала», стремясь к тому, чтобы давать читателю более объективную информацию, решила опубликовать заметки своего корреспондента, присутствующего на данном заседании.
Познакомьтесь с ними, сравните оценки, акценты и сделайте для себя выводы.

***

25 сентября в помещении дома Советов ко мне подошел один из работников горисполкома и спросил: «Хочешь завтра посмотреть спектакль?» Не поняв его, я переспросил: «Какой спектакль?» Он ответил: «Как местная номенклатура расправляется с бывшим соратником». И вот в силу своих полномочий, как член комиссии по контролю за выполнением указов президента и решений правительства РСФСР, принял участие в совместном заседании городского и районного исполкомов. Заседание проходило 26 сентября с 10.00 до 12.00 часов.

Присутствовало более 20 человек. Кто вел это вече, то ли предрайисполкома Е.Ф. Фетисов, то ли предгорисполкома З.И. Батурова, я так и не понял.

Повестка дня: «О ходе выполнения объема строительно-монтажных работ и качества строительства объектов, выполняемых организацией МПМК-2 за 8 месяцев». Повестка дня требовала серьезного обсуждения. Но скажу заранее, все вылилось в какую-то трагикомедию. Два часа депутаты без передышки били в самый центр мишени, где находился начальник МПМК-2 Н.Г. Пустовалов. Но все по порядку. Когда в зал заседания вошел Ю.А. Батуров, он что-то буркнул по поводу демократии, кивнул в нашу сторону и, сев за стол, громко сказал: «Я тоже вступил в демдвижение России». «Только после ГКЧП», - уточнил я. Батуров ответил: «А причем здесь ГКЧП?» Я, конечно бы, объяснил, причем, почем и почему, но здесь З.И. Батурова, предгорисполкома, прервала нас, сказала: «Хватит пререкаться».

После такой коротенькой разминки слово дали Пустовалову. Во время его доклада Батуров вел себя вызывающе: будто бы он был прокурором, а Пустовалов обвиняемым. Хотя Юрий Архипович сидел со всеми за общим столом, хорошо было видно, что он играет в работе исполкома ведущую роль. Грубо обрывал Пустовалова, унижал его человеческое достоинство. Например, когда начальник МПМК-2 хотел выдать данные из справки движения рабочих и обслуживающего персонала внутри организации, Батуров резко прервал: «Ты должен наизусть знать все эти цифры».

И тут я вспомнил рассказ А.И. Редина, работающего первым заместителем генерального директора Кирсановского АПК. «Однажды, - рассказывал Редин, - где-то в мае, собрался на совещание совет агропромышленного комбината. Я попал на него после больницы. Когда началось заседание, в зал вошел Ю.А. Батуров и, обернувшись ко мне, выдавил: «Ты еще не подох, а я тебе уже свечку поставил». Редин уверял, что сказал это Батуров громко, и все руководители колхозов и совхозов, обслуживающих и обрабатывающих предприятий АПК, все слышали. Но никто не посмел из-за боязни сделать замечание. Комментарии, как говорится, излишни. Как тут не поверить? Ведь так же грубо вел себя Батуров и на сентябрьском совместном заседании исполкомов городского и районного Советов.

Далее мысли мои были прерваны выступлением самого Юрия Архиповича. И все, конечно, грехи и неудачи кирсановского строительства приписывались Пустовалову. В конце Батуров обвинили последнего даже в саботаже.

Из выступления Ю.А. Батурова запомнилась такая фраза: «Пустовалов набирает завышенные объемы по строительству, заранее зная о их невыполнении, и денежными средствами на эти объемы расплачивается с рабочими». Я задал вопрос: «Что нужно сделать для нормального функционирования данного предприятия без завышения объемов на объекты строительства?» Батуров отчеканил: «Заменить руководителя». Далее я продолжил: «Заменим руководителя, наберем людей, так как в МПМК их не хватает и чем же будем им платить?» После этого З.И. Батурова резко меня остановила и заявила, чтобы я не давил на членов исполкома и вопросы задавал только Н.Г. Пустовалову.

Я не понял, о каком давлении идет речь? Следующим выступил директор коммунального хозяйства города М.В. Репа. Он долго ругал Пустовалова. Уличил его в лояльном отношении к Козмину, особо подчеркнул, что в отличие от Н.Г. Пустовалова часто бывает на объектах, так как без этого дела там не пойдут. Этой фразой Репа показал свою некомпетентность в понимании экономических процессов. Ведь распад экономики, тяжелейшая политическая обстановка и есть следствие командно-административных методов управления как на уровне государства, так и на уровне Кирсанова.

Выступление директора завода «Текмаш» В.И. Кувайскова не отличалось оптимизмом. Он сказал, что «химики» изжили себя, работая в МПМК. Из-за низкой организации труда и низкой заработной платы. Правда, позже Н.Г. Пустовалов сказал, что завод «Текмаш» отказался платить по договору комендатуре «химиков».

И.А. Булгаков, директор РТП, также беспардонно и настойчиво обвинял Пустовалова в амбициозности, которая, якобы, стала помехой в строительстве котельной и 27-квартирного дома.

П. Стрельцов, зампредседателя горисполкома, поставил в вину Пустовалову то, что он не подходит к каменщикам ближе, чем на 15 метров и что он виновен в отсутствии воды в микрорайоне РТП.

Для справки хочу сообщить читателю мнение специалистов по водоснабжению данного района. Чтобы дать сюда чистую воду, нужно примерно у табачного склада построить емкость объемом в 2 тысячи кубометров и насосную станцию для подкачки воды.

В.А. Беликов из облагропромстроя выступал долго. В начале он сказал: «Я не хочу давать оценку». Чему давать оценку, я не понял, то ли конкретно Пустовалову, то ли тому, что происходило в зале. Далее он продолжил: «Мое лицо наполовину грязное» (?!). После чего он долго хулил и ругал Пустовалова. И за то, что не строится «Текмаш», и за то, что нет масла у рабочих и т.д. и т.п.

А вот А.Г. Кондраков. бригадир слесарей-монтажников, т.е. представитель рабочих, своим выступлением несколько нарушил дружный хор высокопоставленных кирсановских мужей. Он заявил, что у МПМК, как и во всех хозяйствах, есть недостатки. Но горисполком не оказывает никакой помощи организациям. А область снабжает их поломанной техникой. Кроме того, добавил он, хорошую воду горожане навряд ли получат, так как линия при пуске может не выдержать напора и лопнуть.

Е.Ф. Фетисов долго разглагольствовал о различных отрицательных чертах, качествах и оттенках характера начальника МПМК, о его упрямстве, амбициозности и т.д. Иногда он даже одергивал собравшихся за то, что его плохо слушали. Напоследок поставил вопрос: «Что делать?» и тут же ответил: «Если упала лошадь, то ее нужно посторонить»… После чего я невольно взглянул на Пустовалова. Вроде бы обычное русское лицо, на лошадиное не смахивает и фигура как фигура. Но Е.Ф. Фетисов, давнишний работник сельского хозяйства, уже, видать, привык классифицировать людей, коров и лошадей, не по принадлежности к зоологическому виду, а всего лишь по тягловой силе, способной выполнять ту или иную работу.

З.И. Батурова, предгорисполкома, также говорила много. Во всех изъянах строительства в городе, начиная от водозаборного Терновского узла и кончая школой № 1. В конце она заявила о полном организационном развале МПМК-2 и выразила недоверие ее начальнику. По данному вопросу призвала всех голосовать. И как в те достоприсные застойные времена, все единогласно подняли руки.

И все! Испекся еще один Стенька, непокорная головушка. Чем же все-таки не угодил Н.Г. Пустовалов сильным мира сего? Причин несколько. Но, как говорится, не гонись за двумя зайцами, ни одного не поймаешь, а здесь бьют не двух, а сразу трех зайцев. Первый: дать урок Пустовалову и ему подобным, чтобы не повадно было разным там непокорным нарушать руководящую монолитность, раскачивать круговую поруку и незыблемость номенклатурной сути, главное правило которой заключается в продвижении по ступенькам власти не по деловым качествам и способностям, а по степени преданности и холуйства. Кроме того, в нашем случае будет сломан еще один сторонник А.И. Козмина. Третий заяц не менее важный, чем два первых.

Это была репетиция перед главным спектаклем: устранение группой Батуровых от власти А. Козмина. Ведь стоит только посмотреть, за сколько объектов отвечал Н. Пустовалов, и станет ясной «глубина» критики в его адрес. Для ремзавода МПМК должна построить клуб на 400 мест, четыре 16-квартирных жилых дома для РТП, котельную и 27-квартирный жилой дом для СОМа, школу на 366 мест и 18-квартирный дом, для кооператива «Стройдеталь» – сушильные сараи, для облисполкома – Терновский водозаборный узел и очистные сооружения, для собственной базы реконструировать котельную, для райпотребсоюза сдать колбасный цех и промбазу, для кооператива СПМК-6 – двухквартирный дом, для сахзавода – бетонированную площадку, а еще провести реконструкцию «Текмаша». Весь объем перечисленной работы стоит 11 миллионов 856 тысяч рублей. Мощность организации, со слов Н.Г. Пустовалова, рассчитана на выполнение объема работ в 3 млн. руб. План же до МПМК-2 на 1991 г. доведен в 4 млн. 982 тысячи. В общем, исходя из вышеперечисленных цифровых данных, в любой момент начальник МПМК-2 может быть подвергнут остракизму со стороны руководителей хозяйств, где он ведет работу.

Как же все-таки свести концы с концами? А никак. План – это блеф, чушь, вечное плавание с пробитым дном. Точно такие же дела творятся и на других предприятиях. Конечно, некоторые из них имеют наиболее благоприятные условия погашения производственных издержек. Возьмем, например, ремзавод и завод СОМ. Не секрет, что тандем их руководителей является основным экономическим и политическим фундаментом городской власти. На словах они вроде бы льют воду на лопасти новых социально-экономических процессов, а на деле тянут колесо кирсановской истории в обратном направлении. Эти темы наша газета раскроет в следующих номерах. Ну, а о том, что два этих директора держат себя особо важно, относят себя к привилегированным кирсановской элите, и говорить не приходится. В чем же все-таки козыри этой элиты?

Зада я, например, вопрос Ю. Батурову: «Почему в городе частенько продают прокисшее молоко?». Батуров ответил, что об этом не ведает и добавил: «Покажи мне в следующий раз это молоко вместе с этикеткой, и я наведу порядок». Ну прямо какой-то детский лепет. Весь город знает, а Батуров ничего не знает. Вот она палочка-выручалочка, обман колхозников и горожан. Отсюда могущество СОМа и его директора.

За счет колхозной золотой рыбки живет и Лутцев. Если бы ремзавод в течение хотя бы одного месяца выпустил за ворота качественные машины, он просто разорился бы. Кто же виноват? Конечно, Не рабочие, не бухгалтера, не мастера, отчасти и не руководители. Виноваты старые формы собственности, старые методы управления. У меня, например, есть данные о том, что по вопросам приватизации и внедрения новых форм хозяйствования Тамбовская область стоит на задворках Российской Федерации. Вот здесь-то и зарыта собака. Вот это и есть самый настоящий саботаж экономических преобразований.

Главная ответственность лежит на руководителях исполкомов, а не на Пустовалове. Поэтому и хочется спросить у Батурова с его прокисшим молоком, у Лутцева с его горе-заводом, Булгакова с его допотопными машинными дворами по всему району. Фетисова с развалившимся сельским хозяйством, Репу с его повсеместными городскими вонючими помойками: как у вас хватает совести кого-то критиковать, ругать и тем более выгонять? Посмотрите на себя. Ведь невооруженным глазом видно, что вы основной тормоз внедрения новых форм хозяйствования. Перестаньте валить все на серого. Народ уже не тот. Он все понимает. Его не обманешь.
В. Аристов.
г. Кирсанов.

«Перевертыши, или Сказ о том, как ленинцы отреклись от Ленина»:

Не могу представить себе реакцию редактора «Кирсановской газеты» (бывш. «Ленинца») В. Петровского, если бы какой-нибудь современный Нострадамус, скажем, год назад предсказал: наступит-де (и очень скоро), момент, когда будет поставлен вопрос о замене названия печатного официоза кирсановского партсоваппарата. Возможно (или скорее всего) г-н Петровский, преисполнясь чувством благородного партийного гнева, тотчас поручил бы ведущим публицистам «Ленинца» С. Михайлову и В. Калинину подготовить к печати статью-отповедь, в которой святотатцу-прорицателю досталось бы по первое число. Как, дескать, можно додуматься до такого, это не что иное, как безумие, идеологическая провокация, политическое хулиганство, а то и самая что ни на есть вражеская диверсия.

Но, Боже правый, что с нами делает время! Оно начисто стирает грани идейных размежовок, в одночасье уничтожает всевозможные водоразделы, подбрасывает головоломные парадоксы. Судите сами. Еще вчера В. Петровский, коммунист-ортодокс, член бюро горкома КПСС, депутат райсовета, ярый защитник и охранитель химеры, именуемой Великой Идеей, или Марксизмом-Ленинизмом, лидер печатного органа и рупора, что называется, во всю ивановскую трубадурил на страницах «Ленинца» о славных деяниях большевиков, брал их под защиту, истошно призывал выходить из окопов, куда оных невесть кто загнал. Еще вчера Петровский, ничтоже сумняшеся, благословлял обнародование преступных документов путчистов-хунтистов из ГКЧП, по-разбойничьи вышедших на большую дорогу.

И уж коль скоро речь идет об одопевцах и песельниках из «Ленинца», то хочется сделать экскурс в иное прошлое. Вспомним, с какой жирондистской яростью команда Петровского принимала участие в травле Бориса Ельцина в дни, предшествующие референдуму о введении президентства в России, и позже, в ходе предвыборной кампании. Авторы газеты (читай: В. Петровский, С. Вихарев и присные) буквально из номера в номер, уподобляясь кликушам, гнали «разоблачающие» лидера Российского парламента материалы, потчевали читателей всевозможной клеветнической стряпней, превратив имя Ельцина в устрашающий, повергающий нас в библейский страх жупел. Он (Ельцин), вопили ветераны партии коммунистов из райсобеса, хочет отдать заводы и землю капиталистам и помещикам, а нас (их, выходит, ветеранов) превратить в рабов. Он (Ельцин опять же) шел наверх по… трупам (?!) – с уверенностью тронутого умом утверждала пенсионерка из с. Калаис. А аргументы против введения президентства чего стоят. На каком-то сборище, имевшем место в с. Соколово, один из ораторов резво заявил:
- Не нужен России президент...
Вот так, не нужен – и баста, и никаких гвоздей.

Этот идеологический мазохизм продолжался до последнего предвыборного дня. Ах, как номенклатура надеялась, что непременно пройдет кандидатура партократического подсадника, душки Рыжкова, а с ним все возвратится на круги своя. Не выгорело, не возвратилось. История России перестает шутки шутить… Правда, иногда кое над кем подшутит. На сей раз, она, например, сыграла шутку с самим Петровским. Она предоставила ему полную свободу и все возможности вдоволь поглумиться над демократами (по определениям петровцев: «так называемыми», «новоявленными», «новоиспеченными» и т.д. и т.п.), разнести их в пух и прах, не оставить камня на камне от их идей, замыслов, программ. Ну а по части изготовления всевозможных инсинуаций, шельмования, жарения фактов петровские мастера большой руки. Но, чур, при всем при этом всемогущая и мудрая история взяла и отдала все победы – в референдуме, в президентских выборах, а позже в августовской революции – молодым демократическим силам.

И что же? Тут началось такое… Как сказал бы великий писатель: «Все перемешалось в доме Облонских», а отец русской демократии Киса Воробьянинов произнес бы загадочное: «Да уж, да уж…». Вчерашние враги демократов, их антиподы, их изобличители – поносители вдруг пожелали стать этими самыми «так называемыми», «новоявленными», «новоиспеченными», «охлократствующими популистами» – демократами, стали рядиться в демократические тоги, полагая, что в этих тогах они предстанут перед народом в образе людей в белых одеждах. И не дают себе труда подумать о том, что в новых одеяниях они могут напоминать скорее чучел или скоморохов.

Так в стане неофитов оказался или вот-вот окажется В. Петровский. Последние метаморфозы «Ленинца» (ныне «Кирсановской газеты»). В газете публикуются документы – указы президента республики, постановления правительства России и даже – о, Боже! – выступления, обращения к народу участников движения «Демроссия». «Ленинец, например, от души поздравил местных социал-демократов с выпуском первого номера газеты «Зеркало». При этом сделан элегантный реверанс бывшего сотруднику бывшего «Ленинца» Виктору Кожину, подвергнутому в свое время «ленинцами» (В. Петровским) жестоким гонениям, а позже и остракизму, то есть изгнанию из «Ленинца» с отлучением его от матери-компартии, ныне почившей в бозе, царствие ей небесное. Ведущие публицисты, как отмечалось выше, С. Михайлов и В. Калинин своими острыми перьями довольно язвительно укололи своего шефа-покровителя Анатолия Козмина, бывшего лидера покойницы Кирсановской городской парторганизации, председателя районного Совета так называемых народных депутатов. Досталось бедолаге на орехи. Его обвинили во всех мыслимых и немыслимых грехах, даже в том, что он, Козмин, по мнению авторов, хорошо владея письменным слогом, не пишет заметки в «Ленинец», то есть не желает быть рабселькором районной газеты. Обратите внимание на такую деталь. В. Петровский десятилетиями являлся креатурой, иначе исполнителем воли первых секретарей, в том числе и А. Козмина… О, темпора, о морис! (О, времена, о, нравы!) – с горечью воскликнул бы Марк Тулий Цицерон.

Но самое удивительное событие из праведного партийного жития и партугодных деяний В. Петровского было впереди. И оно произошло. Шеф-певец развитого социализма, заручившись согласием местного истеблишмента, то бишь власть предержащих, совершил акцию, которая ввергла в крайнее изумление видавших виды кирсановцев. Он в целях деидеологизации жирной чертой зачеркнул прежнее звонкое, как победный клич, непогрешимое, как душа младенца, идеологически чистое, как слеза того же младенца, название газеты – «Ленинец», заменив его банально-тривиальным – «Кирсановская газета». Вот уж действительно: и лучше выдумать не смог.

Возможно Петровский думал, что ему за столь смелую акцию будут крепко пожимать руки, а ликующие толпы читателей скандировать приветствия и качать героя дня. Но люди почему-то лишь пожимают плечами и качают головами. Да уж, да уж… Итак, отречение от Великого Учения в Кирсанове состоялось: ленинцы открестились от Ленина. Аминь! То ли еще будет…
В. Кудрявцев.
г. Кирсанов.

«20 тысяч «Железных» Феликсов»:

Краевед В. Путанов в первом номере санкт-петербургской газеты «Еще» исследует вопрос, почему пламенного революционера Дзержинского товарищи по партии прозвали Железным Феликсом. Он делает следующее заключение. Ф.Э. Дзержинский одно время содержался в Орловском централе, где его поили жесткой сырой водой, содержащей чрезмерно много железа.

Если факт этот достоверен, то всех кирсановцев давно уже надо назвать железными Иванами, Петрами, Марьями. Потому что вода никакого Орловского централа и в подметки не годится кирсановской по содержанию железа.

Жандармы поили такой водой арестантов и считали это одним из средств наказания. А чем же мы провинились перед кирсановскими чиновниками? За что правящая номенклатура во главе с Батуровой наказывает стариков и младенцев, мужчин и женщин? Рассказывают, что бывший первый секретарь горкома КПСС И. Селиверов не пил водопроводную воду, а ежедневно посылал шофера к известному роднику. Может, и З. Батурова, М. Лаврухин и иже с ними тоже так поступают?

Но ведь все равно опасно. А вдруг кто-то из кирсановцев и действительно выйдет в Железные Феликсы? И устроит террор номенклатуре? Подумайте, отцы и матери города…
И. Владимиров.

Горький юмор
«Народный жребий»
:

Сейчас, как известно, в колхозах и совхозах идет отоваривание талонов, выданных под урожай прошлого года. Горячая пора! Кое-где эта акция проходит при температуре градусов на 50 жарче, чем сама уборочная страда.

Разные способы дележки дефицита применяют в хозяйствах. Крутят барабаны, как в спортивных лотереях, бросают в шапки жребий и т.д. и т.п.

В колхозе «Заря», рассказывают, решили разыграть вещи следующим образом. Разложили эти самые костюмы, бюстгальтеры, сапоги прямо перед правлением, на лужайке. Одной из звонкоголосых колхозниц завязали глаза, повернули ее спиной к вещам. Вторая колхозница, показывая на какой-нибудь дефицит спрашивала:
- Кому?
- Петрову, - отвечает незрячая.
Вот такие правила придумали. Началась акция.
- Кому? – громко спрашивает ведущая, показывая на женский костюм.
- Динаре, - отвечает спиной стоящая.
- Кому? – это до джемпера очередь дошла.
- Александровне.
- Кому? – указка уперлась в бюстгальтер.
- Трушиной.

Так, без всякой подтасовки, волей жребия и фортуны, Динаре Александровне Трушиной, председателю колхоза «Заря», достались: костюм женский, три спортивных костюма, два джемпера, платье и два бюстгальтера.

Остальным колхозникам повезло меньше. На 170 человек они поделили: 6 спортивных костюмов, 4 джемпера и один бюстгальтер. А японский телевизор, не дожидаясь своей судьбы, говорят, сам поднялся в воздух и исчез. В «Заре» гадают: на каком дворе он совершил посадку?

Чуть меньше, но тоже здорово, подфартило Светлане Георгиевне Фроловой, председателю колхоза имени XVIII партсъезда. Жребий подбросил ей два спортивных костюма и платье. Остальные 200 борцов за урожай довольствовались тремя спортивными костюмами, четырьмя магнитофонами, тремя парами сапог и пятью джемперами.

(Более подробно о проделках жребия в Кирсановском районе газета расскажет в одном из следующих номеров).
Соб. инф. «Зеркала».