Герб города Кирсанова

Ленинец
1989 год
(ноябрь-декабрь)

Орган Кирсановского горкома КПСС, районного и городского Советов депутатов трудящихся Тамбовской области. Газета выходит четыре раза в неделю: во вторник, среду, пятницу и субботу. Тираж 9020. Цена 2 коп. Редактор В.Е. Петровский.

18.12.1989
№ 199 (13761)

День, которого ждали
Расскажем о наших селах и улицах

В жизни села, как и в жизни человека, есть запоминающиеся даты, которые надо не только знать, но и помнить, а также рассказывать о них детям и внукам. Вот и в жизни села 1 Иноковка есть такие даты.

1702 год – год образования села (68 дворов), 1843 год – в старой Иноковке (так раньше называлось с. 1 Иноковка) открыта первая школа, содержавшаяся за счет особого сбора с крестьян. 1 марта 1918 года – на территории села установлена Советская власть. Июль 1920 года – от рук антоновской банды в одну ночь погибли восемнадцать активистов, которым, спустя годы, воздвигнут памятник у школы. 1929-30 годы – начало коллективизации на селе. В ходе ее организовано пять колхозов. 1941-45 годы – ушло на фронты Великой Отечественной войны более 500 человек, не вернулись 299. 1967 год – из стен 1 Иноковской школы вышли первые выпускники со средним образованием. 1989 год, 7 ноября – день открытия памятника погибшим землякам в годы Великой Отечественной войны.

Этого дня мы ждали долго – ветераны, вдовы, матери, дети погибших. Но документальный материал начали собирать только в 1986 году. Несколько раз уточняли фамилии погибших. Потрудились ветераны войны: А.А. Верещагин, Г.Е. Давыдов, М.П. Колмыков, Г.В. Гладышев, С.Е. Ярцев, школьники из группы «Поиск», из энтузиастов – А.Я. Дубовицкая.

В марте 1987 года на колхозном собрании было принято решение выделить из колхозных средств 17 тысяч рублей на воздвижение памятника погибшим землякам. Собирать всевозможные документы и ходить по инстанциям пришлось активнейшему человеку, секретарю партбюро колхоза М.С. Земцову. Он проделал огромную работу за эти два года. Помощь ему оказывал председатель колхоза А.Н. Поминов.

Место памятнику определили ветераны войны. А на плиты его занесли около трехсот имен. Среди них три брата Абрамовых, трое Окуньковых, трое Поминовых, Солоповых. Есть и женское имя – Попова Анастасия Семеновна. Двадцать пять иноковских женщин-матерей не дождались с фронта по два сына. Еще больше не дождались не только сыновей, а и мужей. Имена на плитах не мертвы. Они говорят.

Амзин Константин Михайлович – Герой Советского Союза, житель Ярцева порядка села 1 Иноковка. Совершил геройский подвиг при освобождении Польши, похоронен в городе Торунь.

Дедов Василий Васильевич. В школе есть его письмо жене от 5 января 1942 года. В нем строки: «…мое дело неважное, я не хотел описывать, что 26/XI-1941 г. обмораживал обе ноги. Был очень болен. Хотели положить в лазарет, но я отказался – поехал вместе с передовой. Ноги уже заживают, и вернусь домой только с победой. Я поэтому и прошу, чтобы обо мне не беспокоились. Если буду жив от современных атак, то буду жить два века… Побереги себя и Петю. Хочется побыть с вами хоть одну минуточку и рассказать вам обо всем. А сейчас до свидания, ждите меня домой. К весне, буду жив, приду. А сейчас пошли вперед за успехами. В. Дедов…»

А вот Колмыков Павел Михайлович. Его жене в декабре 1943 года пришло извещение, в котором сказано, что пропал без вести.

7 ноября 1989 года в 10 часов утра колонна людей с транспарантами, венками, цветами, гирляндами славы двинулась от здания сельсовета. Жители обеих Иноковок от мала до велика и гости направились к братской могиле поклониться погибшим за установление Советской власти. Возложив венки, шествие продолжало движение к памятнику павшим на войне, где стоял почетный караул из старшеклассников, ветеранов войны и знаменосцев.

Фанфары известили о начале митинга, открывшегося словами ведущей Е.А. Михалевой:
- Разве гибнуть ты завещала, Родина? Жизнь обещала, любовь обещала, Родина!

Честь открыть памятник, снять с него покрывало предоставлено председателю сельского совета ветеранов войны и труда В.Е. Добрынину, ветерану войны М.В. Гладышевой. Вечный огонь зажгли орденоносец Н.П. Брыксин, секретарь комсомольского бюро Татьяна Дедова и пионер Эдик Щелоков. А потом были выступления – ветеранов М.И. Поминова, А.И. Брыксина, еще А.И. Поминова, М.С. Земцова. И вокруг не было ни одного равнодушного лица. На всех была грусть, на глазах многих – слезы.
Так в жизни села 1 Иноковка состоялось еще одно важное событие, которое войдет в историю.
А. Щелокова.
с. 1 Иноковка.

Художник Петров

В 1970 году по инициативе уроженца города Кирсанова московского художника А.В. Петрова начался сбор художественных произведений для организации картинной галереи при Кирсановском краеведческом музее.

Одним из первых прислала свои картины Анатолий Васильевич Петров – небольшие акварельные работы с изображением знакомых нам мест: берегов Вороны и Пурсовки, улицы Набережной, видов Приворонья.

Анатолий Васильевич Петров родился 25 ноября 1906 года в Кирсанове. Еще в детстве он увлекался рисованием, и его этюды с натуры нравились людям понимающим, хорошо разбирающимся в искусстве. После Великой Октябрьской революции в Кирсановском реальном училище по совету старого большевика Агейкина создается художественный кружок, и Анатолий Петров стал постигать самые начала изобразительного искусства. На первомайской демонстрации 1918 года было много плакатов и лозунгов, нарисованы и написанных ребятами – членами художественного кружка. Среди плакатов особенно выделялась карикатура, нарисованная Анатолием Петровым.

Уездный комитет партии обратил внимание на способного мальчика и направил его в Саратовское художественное училище. В Саратове Анатолий Петров решил кроме рисования получить и техническое образование. Он поступил в 1925 году в Саратовский индустриальный техникум. Во время своей учебы работал в Саратовском оперном театре имени Чернышевского декоратором и во Всесоюзном электрообъединении – техником.

После окончания техникума и художественного училища Петров поехал в Москву и поступил в Московский энергетический институт. Там он проявил себя талантливым, изобретательным инженером. Одновременно участвовал в многочисленных художественных выставках. В послевоенное время А. Петров стал работать художником в московских издательствах и в редакциях журналов «Техника-молодежи», «Юный техник», «Наука и жизнь». Красочные рисунки Петрова, раскрывающие секреты науки и техники, пропагандирующие науку и технику самым доступным для каждого изобразительным языком, имели большой успех у читателей научно-популярных журналов.

В Петрове удачно сочетались высокоэрудированный, опытный инженер и талантливый художник. Читатели научно-популярных журналов по его рисункам знакомились и с устройством космических кораблей, и с термоядерными электростанциями будущего, и с новейшими бытовыми приборами, например, такими, как швейная машина с программным управлением. Работа Петрова как пропагандиста науки и техники была оценена Союзом журналистов СССР, и он был принят в эту творческую организацию в 1962 году. Это редкий случай, когда инженер являлся одновременно членом двух творческих союзов: Союза советских художников и Союза журналистов СССР.

Но, работая в журналах, А. Петров не оставил живопись. Им создано много работ, различных по жанру: и пейзажи (многие из них написаны в родном Кирсанове), и натюрморты, и портреты. Много его работ посвящено Великой Отечественной войне.

Особенно хочется отметить организованную Петровым в 1971 году в городе Баку по поручению Союза журналистов СССР Всесоюзную художественную выставку, приуроченную ко 2-й Всесоюзной конференции журналистов, работающих по пропаганде науки и техники. Там Петров был удостоен Почетного диплома за серию рисунков «Электронная технология», напечатанную в журнале «Техника-молодежи».

А.В. Петров может служить примером беззаветного, преданного служения искусству, в каких бы формах оно ни выражалось – в станковой живописи или в журнальной графике – пропаганде всего нового в науке и технике. Его работы сейчас можно встретить в нескольких музеях нашей страны, а также на страницах многих журналов и книг. Это лучший памятник ему.
Е. Мануйлова,
научный сотрудник музея.

Он снимал войну

Валентин Иванович Орлянкин родился в Кирсанове. После окончания школы уехал в Саратов, где поступил в театральный техникум. Здесь он пристрастился к фотожурналистике. Потом – учеба во Всесоюзном институте кинематографии, работы кинооператором на студиях страны. Бойцовский характер, творческая неуемность нашего земляка особенно проявились в годы Великой Отечественной войны. Можно сказать, от звонка до звонка был он со своей киносъемочной камерой на линии фронта.

В.И. Орлянкин снимал воздушный бой, которым руководил прославленный летчик, трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин; партизанского вожака генерала В.А. Бегму; много кадров посвятил командующему 82-й армии генерал-лейтенанту В.И. Чуйкову. За свой труд В.И. Орлянкин был отмечен Государственной премией СССР, а также государственной наградой. Украинский поэт Илья Вылегжанин посвятил ему поэму, которая называется «Драгоценная ноша». Привожу отрывок из этого произведения:
Рюкзак – в штабной землянке,
как база для снабженья.
А Валентин Орлянкин –
из боя – в бой! В сраженьях!
Он в армию Чуйкова
с заданием немалым
был прикомандирован
«Союзкиножурналом».
…Когда прорвались танки,
когда мороз – по коже,
где страшно – там Орлянкин!
Где тяжко – там он тоже!
Строчит не автоматом,
а целит – объективом…
Ни пули, ни гранаты
не бьют его на диво.
В траншею первым вскочит,
отбитую у немцев!
И камера стрекочет,
и радуется сердце!
В Москву с морозным ветром,
в попутных самолетах
летели кинометры –
Орлянкина работа.

Отрывок из поэмы был опубликован в газете «Тамбовская правда» за 1979 год под заголовком «По следам старой фотографии».

Ныне В.И. Орлянкин проживает в Киеве. В ноябре текущего года у него в гостях побывал его племянник, майор в отставке Евгений Петрович Лушников, уроженец Кирсанова (ныне проживает в Воронеже). Валентин Иванович, несмотря на свой преклонный возраст, принимает активное участие в военно-патриотическом воспитании подрастающего поколения. На общественных началах проводит занятия в областном Доме пионеров.
А. Шамов,
г. Кирсанов.

16.12.1989
№ 200 (13762)

«Эхо 87-го…»

В жизни всегда есть место подвигу» - сочинения под таким названием писало не одно поколение школьников. Как правило, в них ребята приводят примеры, связанные с геройскими поступками советских людей в разные периоды развития нашего социалистического общества. Эти примеры берутся и из гражданской, и из Великой Отечественной войн. Много места в этих рассказах отводится сверстникам.

Сочинения эти разные как по размеру написанного, так и по изложению, но есть в них одно общее, присущее для всех, которое сводится к тому, что место подвигу было всегда и всегда будет. Такова диалектика.

15-17 лет, много это или мало? Предвижу разные ответы. …Да, в войну в таком возрасте ребята, не щадя себя, защищали нашу страну от фашистской чумы, совершали подвиги, которые и не каждому взрослому были под силу. История не забыла их. Не забыли и мы, советские люди, рассказывая о их делах в книгах, радиопередачах, фильмах.

А современная молодежь, какая она? Способна ли на подвиг? Вот только один пример. 4 марта 1989 года «Ленинец» рассказал о мужественном поступке еще совсем юных пятилкассников средней школы № 4 Кирсанова Володе Краснове и Денисе Криволапове, которые, заметив пожар, одни бросились за спасение леса и вышли победителями в схватке с огнем. Нет ни малейшего сомнения в том, что эти ребята всегда придут на помощь туда, где в этом будет необходимость.

Но есть и исключения. Некоторая часть молодежи видит свой «подвиг» в другом. Не стерлись в памяти кирсановцев события, происшедшие в городе в ноябре 1987 года, когда группа молодых людей, в составе которой были учащиеся средней школы № 1 и № 85, а также совхоза-техникума, сделали надпись идейно не выдержанного содержания с изображением фашистской свастики. Об этом факте рассказала газета «Ленинец» в статье «Детские ли это забавы?» 12 января 1988 года.

Ясно было одно, что столь крайнее по своему цинизму проявление стало возможным лишь в результате серьезных упущений в идеологическом воспитании молодежи.

Совершенный, казалось бы, на хулиганской основе проступок на поверку явился следствием целого ряда негативных процессов, процветающих в юношеской и молодежной среде города, отсутствием какого-то ни было контроля за досугом подрастающего поколения, их времяпровождением.

С того времени прошло более двух лет. Было ли сделано что-либо в этом направлении? Приходится констатировать, что видимых сдвигов за этот период времени мало произошло. Горком комсомола отчитался тем, что опубликованную в «Ленинце» статью обсуждали в молодежных коллективах, прошли открытые комсомольские собрания. Вроде бы все как положено. Однако урок нашей беспечности, преподнесенный тремя ребятами к 70-летию Великой Октябрьской социалистической революции, не пошел на пользу.

Ровно через два года, опять на празднование Октября (какая неприятная последовательность), вновь дала о себе знать молодежь, увлеченная символикой фашизма и неофашизма…

Клуб авиатехучилища гражданской авиации в настоящее время – одно из самых популярных среди молодежи мест. Этому способствует высокий уровень организованности вечеров отдыха. Молодежь в буквальном смысле валом идет туда на дискотеку. Надо думать, этот факт и решили учесть Сергей Баранов и Игорь Громов. Как привлечь к себе внимание?

Баранов решил эту проблему по-своему: нацепил на руку красную повязку с намалеванной на ней фашистской символикой, и стоящий до этого вопрос исчез сам собой. Для пущей храбрости пропустил стаканчик, другой водочки и вперед. Однако не долго пришлось Баранову «привлекать» к себе внимание посторонних своей неординарной внешностью.

Проявили бдительность и преподаватели, и курсанты училища гражданской авиации, а вызванный наряд милиции быстро доставил «героев» в отдел милиции, где Громов и Баранов поняли, что попали не в простую переделку, и, дабы как-то выкрутиться, защитить себя, выдумали версию о том, что-де не сам Баранов, а какие-то молодые ребята, угрожая ему, велели надеть повязку со свастикой перед выходом на дискотеку.

Но, прямо скажем, не предполагал Баранов, выдвинув эту, на его взгляд смягчающую содеянное версию, что его видели, как он, не останавливаясь и не заходя куда-то, где якобы нацепили ему «это», вошел в клуб. И, видимо, подзабыл Баранов, что первоначально он говорил другое – дескать, почему где-то там можно, а у нас нет. По всей видимости, дело здесь в другом, и сделанное – не случайность. Однако настала пора познакомиться с «героями» поближе.

Из характеристики Сергея Александровича Баранова: «Обучается в совхозе-техникуме с 1 сентября 1989 года. В общественной жизни участия не принимает. При подведении итогов за октябрь имеет 18 часов прогулов без уважительных причин. В марте 1988 года за срыв стоп-крана в пассажирском поезде был поставлен на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних».

Недалеко оторвался от своего приятеля и Игорь Викторович Громов. «За период учебы в техникуме зарекомендовал себя с удовлетворительной стороны. Не приучен к систематическому умственному труду. Бывают пропуски занятий без уважительных причин, следствие чего – неудовлетворительные оценки по ряду предметов. В 1988 году за хулиганство (избиение своего однокурсника) Кирсановским районным народным судом приговорен к двум годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на один год. За данное преступление Громов поставлен на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних».
Похожие характеристики, похожий финал, не правда ли?

При возвращении к событиям двухлетней давности, где как один из соучастников содеянного проходил учащийся совхоза-техникума Алексей Шмаков, сам собой напрашивается вопрос: «Не его ли последователями стали Громов и Баранов?» И, видимо, в техникуме есть над чем поразмыслить, имея в виду странную похожесть поступков учащихся этого учебного заведения.

И все же, думается, эта проблема не стояла бы столь остро, если бы был решен вопрос о молодежном досуге в городе. Пока же нашей молодежи остается лишь с надеждой ждать, когда развернется молодежный центр «Орбита» при горкоме ВЛКСМ. Хочется верить, что с созданием его у нас наконец-то серьезно отнесутся к молодежной проблеме. Определенный оптимизм вселяет и рассмотрение комплексной программы «Молодежь» на пленуме горкома КПСС.
А. Рогов.

19.12.1989
№ 201 (13763)

Лозунги тех лет
ВЛКСМ: позывные истории

В предыдущей моей статье данной рубрики, возмущение некоторых читателей вызвало утверждение, что уже в начале двадцатых годов зрели кровавые плоды сталинизма. Хотелось бы пояснить, что я вовсе не имел в виду включение комсомола уже на ранней стадии своей истории в систему командно-бюрократического, репрессивного аппарата. Другое дело, что комсомол периода демократической политики нэпа не сумел найти сильного противоядия против развития бюрократизма в своих рядах. К идейным и нравственным потерям вела усиливающаяся абсолютизация организационной работы.

Предпосылки того, что произошло с комсомолом позднее, можно, к сожалению, разглядеть в фактах, на первый взгляд, чисто положительных. Разве не заслуживает внимания, например, опыт комсомольских губернских и уездных конференций, как и общесоюзных съездов двадцатых годов, на которых заслушивались доклады о международном и внутреннем положении, с которыми выступали секретари комитетов партии, говоря и о местных проблемах. Это способствовало и усилению политической подготовки актива, и росту авторитета партийных органов. Однако обратимся к докладу на XIII комсомольской конференции Тамбовской губернии И.Г. Бирна, секретаря губкома РКП(б). В духе ленинизма, антидогматично он заявляет: «Ленин, конечно, мог ошибиться по отдельным вопросам, но в основном, определяя задачи рабочего класса и партии, он всегда подходил правильно и оставил то наследство, которым мы теперь руководствуемся. В своих отдельных ошибках, которые случались, он сам сознавался и указывал на них». Но немного спустя, после критики Троцкого, Бирн подчеркивает: «Что касается ошибок Сталина, то их, пожалуй, нет».

Бирн сам станет жертвой репрессий системы, созданной «неошибающимся» вождем. Но трагедия не только в этом. Всего через десятилетия после этой речи Бирна облик комсомола изменился неузнаваемо.

Из стенограммы собрания городского актива комсомола г. Тамбова 15 декабря 1938 года. В почетный президиум предлагают:
- Отца, учителя и друга, вождя мирового пролетариата и всех трудящихся, творца счастливой жизни Иосифа Виссарионовича Сталина (Бурные, долго не смолкающие аплодисменты. Все встают. Возгласы: «Да здравствует Великий Сталин! Ура! Великий Сталин!»).
- Верного соратника великого Сталина, главу Советского правительства Вячеслава Михайловича Молотова (Бурные аплодисменты. Все встают).
- Железного сталинского наркома тяжелой промышленности и железнодорожного транспорта Лазаря Моисеевича Кагановича (Аплодисменты).
- Президента самого демократического в мире государства Михаила Ивановича Калинина (Аплодисменты).

В 1937-1938 гг., куда мы сейчас перенесемся, каждое выступление «крутится» вокруг здравиц в честь вождя, сопровождаемых громовыми комсомольскими «ура». Ораторы устраивают своеобразное соревнование в количестве цитат мудрого вождя и его окружения. Особенно мудрыми признаются указания о необходимости борьбы с врагами народа. Другие дела уходя в тень.

Только что образована Тамбовская область. 1 ноября 1937 года комсомольцы области собрались на свою первую конференцию. Из доклада на конференции: «Как сказал товарищ Сталин, основное есть люди, поэтому после Пленума ЦК занялся выкорчевыванием всех враждебных людей из своего аппарата». Не раз цитируется решение IV пленума ЦК ВЛКСМ: «Считать очередной задачей комсомольских организаций разгром и полное уничтожение и выкорчевывание врагов народа, быстрейшее очищение от них комсомольской организации и ее руководящих органов, ликвидацию последствий вредительства…»

Вопросы к докладчику сводились к одному: а почему не назвали такого-то врага народа? Заключительное слово докладчика сводится к объяснению плохой работы последствиям вредительства.

Враги народа мерещатся в каждом. Показателен диалог при обсуждении кандидатур в выборные органы конференции.
- Объясните, в качестве кого вы работали до конференции?
- Я в колхозе.
- Почему у тебя отец единоличник?
- У нас село в лесу, от городов далеко, люди отсталые, по-старому считают это грехом. И по настоящее время у нас много единоличников.
- Сколько лошадей пало в 1937 году в колхозе?
- У нас 65 лошадей пало.
- По какой причине?
- Бескормица.
- Есть предложение отвести кандидатуру.
- За этих лошадей председателя колхоза посадили.
- А как же ты говоришь от бескормицы пали лошади? Вражеская работа была, а ты говоришь бескормица.
- Кто выдвигал эту кандидатуру?

Принимаются за выдвигавшего. Тот выкручивается. Единогласно из списка предложений кандидатуру исключают. Отвод дают и ранее включенному в список для голосования выдвигавшему «за выдвижение сомнительных, непроверенных кандидатур». Отводят и третьего, пытающегося заступиться за паренька, что вышел из бедной семьи, а на вопросы отвечал не совсем продуманно.

Один из руководителей Тамбовского горкома, выступая на конференции, заявил: «Новый состав горкома комсомола еще не перестроил свою работу в деле улучшения всей практической работы комсомольской организации». В доказательство этого тезиса он указывает, что исключили из комсомола лишь 42 чуждых элемента.

Его коллеги из областного комитета ВЛКСМ перестраивали свою работу, видимо, лучше. В эти дни из Тамбова пошла телеграмма в соседнюю область с запросом о брате «перестройщика»: правда ли, что он арестован как враг народа. А в марте 1938 года на очередном пленуме обкома «перестройщик» объявлялся ярким примером перестраховщика, который, чувствуя себя не совсем чистым, думал закрыться показной бдительностью при исключениях из комсомола. Далее при упоминании его фамилии фигурируют клеймо «враг народа».

«Сын за отца не отвечает», - эта сталинская формула долго перекочевывала из уст в уста. А в это время в Кирсанове в школе имени Сталина бюро райкома отменило выборы секретаря комитета комсомола. У кандидатки на эту должность отец и дядя якобы состояли в эсеровской организации в 1919 году. Этот пример приводился на областной комсомольской конференции в качестве аргумента в пользу того, что отчетно-выборные собрания проходили в обстановке развития критики и самокритики, повышения бдительности и настороженности комсомольцев.

Другой исключенной из комсомола давалась следующая характеристика: «Дочь крестьянина, идейной связи с врагом народа – мужем не имела, однако, живя с ним вместе на протяжении 8 лет, не могла распознать его вражеского лица, в то время как муж являлся происхождением из Польши, имел связь с заграницей, переписывался с братом, проживающим в Америке, и ходатайствовал в 1930 году вместе со своим отцом о разрешении выезда брату в СССР. После ареста мужа два раза носила ему передачу».

Впрочем, эта причина исключения была весьма весомой по тем временам, если в то же время исключили из комсомола сына батрака, не имевшего раньше никаких взысканий, за связь с врагом народа, выразившуюся в том, что он, не имея квартиры, три ночи переночевал у «врага» еще в 1935 году. Парень был снят с работы учителя и четыре месяца был без работы и жилья.

Первая областная комсомольская конференция направила телеграмму в адрес «великого друга и учителя»: «Заверяем Вас, тов. Сталин, что… поведем беспощадную борьбу с троцкистско-бухаринскими шпионами, выкорчевывая до конца из своих рядов врагов народа и их приспешников. Да здравствует вождь, друг и учитель Великий Сталин!»

И вождь, надо сказать, благодаря, может быть, именно таким «мотивам» здравствовал, продолжал давать указания о выкорчевывании троцкистско-бухаринских шпионов, а вот у молящихся на вождя возникли некоторые затруднения. Один из делегатов жаловался на конференции: «Когда в Гавриловском районе начали подбирать кандидатов в участковые избирательные комиссии, то в комсомольских организациях обнаружили, что некого выдвигать не потому, что людям нет 18 лет, а потому, что эти люди замарали себя в прошлом: либо отец раскулачен, либо забран органами НКВД, либо дядя раскулачен и т.д.».

Но этот делегат бы все же исключением из правила, другие, несмотря на трудности, которые испытывал, конечно, не он один старались хвастануть участием в разоблачении врагов народа. Их ведь похваливали, когда из рядов ВЛКСМ изгонялся один-другой десяток человек. Да и если были исключенные из комсомола «враги», то на них можно было все огрехи списать.

Показательно, что в январе 1938 года по 12 районам области 519 из 680 первичных комсомольских организаций не росли, а большинство из них уменьшилось. Это при том, что вовлечение новых масс молодежи было тоже важным направлением работы. Комсомольские вожаки стремились прежде всего отчитаться об исключениях, а не о пополнении союза. О подлинной идейной зрелости новичков особо не заботились, достаточно было подходящей анкеты и нестроптивого характера. Не зря в постановлении II пленума Тамбовского обкома ВЛКСМ подчеркивалось, что бюро Кирсановского райкома ВЛКСМ допустило грубейшую политическую ошибку, выразившуюся в том, что на заседании бюро райкома 5 ноября 1937 года при приеме в ряды ВЛКСМ молодежи колхоза «Муравей» постановили: «Прием прекратить, так как представленные товарищи на бюро для приема их в комсомол политически неподготовленные».

Не случайно один из комсомольских руководителей как аргумент против оппонентов выдвинул тезис: «Я специальных школ не проходил. Учился в кружках по истории партии». Своей малограмотностью активисты даже гордились.

Согласно решению бюро обкома комсомола главной и основной задачей областной комсомольской газеты предписывалось считать мобилизацию всех комсомольцев и молодежи по повышению революционной бдительности, ликвидацию последствий вредительства в комсомольской работе, разоблачение и полный разгром врагов народа в комсомоле.

Однако надо сказать, что областная «молодежка», называвшаяся, кстати, «Молодой сталинец, не лишена была и лирических ноток. Часто печатала стихи. 20 мая 1938 года, например, опубликовала стихи только что щедро награжденного в связи с юбилеем Джамбула. Он обращается к «Сталину-солнцу»:
Богатеи держали нас хуже собак,
В темноте угасал наш подавленный крик.
Но как солнце, взойдя, разгоняет мрак,
Ты пришел, и народы тобой спасены.

А по соседству со стихотворением опубликовано постановление пленума Тамбовского областного комитета ВЛКСМ о мобилизации комсомольских организаций на неуклонное выполнение указаний товарища Сталина о разгроме и полном выкорчевывании врагов народа. Ход пленума этого, кстати, тоже нередко прерывался (даже в неподходящем, как сейчас кажется, месте) возгласами «Да здравствует тот, кто учит нас и ведет по правильному пути к грядущим победам! Да здравствует Великий Сталин!» или «Любимому учителю комсомола ура!»

Отголоски этих «Ура!» звучат подчас и сегодня. Бездушное поклонение авторитету должности. Кризис в комсомоле, бумаготворчество. Чтобы излечить эти болезни, нам надо знать. отчего они зарождаются. И поэтому не простительны сегодня ни под какими благими предлогами стремления приукрасить наше прошлое. В нем наряду с подлинно героическими страницами есть и страницы, читая которые. честным людям становится стыдно. Нужен ярчайший свет правды, чтобы они все не повторились. Хватит бездумных «Ура!»
А. Слезин,
преподаватель истории КПСС ТИХМа.

22.12.1989
№ 204 (13766)

Путь к укреплению

В 1921 году партия и комсомол вступили в новую полосу своего развития. Переход к новой экономической политике требовал серьезной перестройки их деятельности. В партии и комсомоле крепло осознание, что «вопрос о том, победит ли социалистическая экономика, будет решен в значительной мере в зависимости от того, удастся ли пролетарскому государству в достаточной мере расширить круг кадрового коммунистического состава и обеспечить в прогрессивно возрастающей мере коммунистическую переделку подрастающих поколений». В докладе о работе среди молодежи на XI съезде РКП(б) подчеркивалось, что НЭП поставил перед комсомолом, как перед массовой организацией, чрезвычайно тяжелую и трудную задачу политико-воспитательного характера. При этом отмечалось, что «сам союз в высшей степени не подготовлен к работе в этих новых условиях, он подготовлен к ней еще меньше, чем наша партия, еще в меньшей степени он может противостоять трудностям окружающей обстановки». Путь к укреплению комсомольских организаций, улучшению качества их работы, усилению их влияния на массы партия видела прежде всего в совершенствовании идеологической работы среди молодежи. «Укрепление наших организаций может быть достигнуто главным образом через планомерную политико-воспитательную работу», - подчеркивалось в тезисах Тамбовского губкома к VIII губсъезду РКСМ.

Однако наследство «военного коммунизма» в области идейно-всопитательной работы комсомола было «скудным».

Пленум Тамбовского губкома РКСМ в конце 1920 года признал, что политико-просветительная работа «находилась совершенно неорганизованной и представляла из себя не что иное, как дореволюционное культуртрегерство».

В 1921 году комсомол еще довольно-таки догматично подходил к формам и методам идеологической работы. В Тамбовской губернии положение значительно осложнило антоновское восстание. Работа комсомола была неплановой, приуроченной к историческим датам и текущим знаменательным событиям. Тяжелые хозяйственные затруднения не позволили широко поставить клубную работу в городах. Не произошло перелома в комсомольской работе в деревне. но все-таки надо отметить, что в 1921 году в губернии было два выпуска в комуниверситете, около 300 комсомольцев обучались в совпартшколах.

Практиковались такие формы и методы политпросвещения, как политические пантомимы, игры в революционные фанты, политаукцион, политлото, политбой и т.п. Активно использовались агитсуды. «Подсудимыми» были как совершившие действительные проступки, так и просто играющие роль провинившихся. Проводились и суды над стенгазетой, избой-читальней, в ходе которых их работа подлежала обстоятельному разбору.

Важным средством массовой пропаганды и агитации комсомол считал «живую газету». Она имела отделы, при которых создавались редколлегии из наиболее подготовленных молодых партийцев, комсомольцев. Каждая редколлегия, получив вопрос, готовила тезисы своего доклада на 10-15 минут. В результате молодежь, прослушав докладчиков – членов редколлегии «живой газеты», получала ответы на интересовавшие ее вопросы. Часто газета использовала стихотворения, хроники тех лет и другие интересные материалы.

Несколько оживляли работу политико-массовые кампании. В одном из отчетов Тамбовского губкома РКСМ, например, отмечалось, что в июле работа политпросвета проводилась в виде двух кампаний: Дня 3-го июля – в честь конгресса Коммунистического Интернационала Молодежи и Недели красного командира. В течение Недели красного командира в губернии было проведено две беспартийные конференции, 32 концерта-митинга, 13 собраний, выпущены специальные тематические страницы газет. В связи с 3-м июля проведено 20 концертов-митингов, 12 собраний, выпущена стенгазета.

Важнейшей задачей Недели укрепления, прошедшей в комсомольских организациях в июне 1921 года, называлось начало ликвидации политической безграмотности. В ходе недели в Тамбове были заслушаны доклады об истории Коминтерна и КИМа, проведены экскурсии на заводы и в совхозы, в ходе которых популяризировались идеи В.И. Ленин, о новой экономической политике.

В начале сентября отмечался Международный юношеский день. Его празднование довольно удачно использовали в Моршанском уезде. Местная комсомольская организация подготовила и выпустила специальную газету (2300 экземпляров), 1000 воззваний и 750 лозунгов. Были созданы курсы для 15 активистов по подготовке их к пропагандистской работе по программе, рассказывавшей об истории Дня, о последних важнейших событиях. В каждый район уезда были посланы по три активиста для проведения беспартийных конференций молодежи и других мероприятий. В г. Моршанске в день праздника был устроен субботник, прошли читка работ В.И. Ленина, концерты и митинги, два спектакля, состоялось торжественное заседание. Подобные мероприятия прошли в районах уезда. В Алгасовском районе, например, состоялось 34 митинга, 8 спектаклей.

Широко была отмечена третья годовщина со дня образования РКСМ. Проведены читки партийных документов о комсомоле, состоялись встречи с первыми комсомольцами. На торжественном заседании в Тамбове был заслушан доклад об истории губернской комсомольской организации, подчеркивалось воспитательное значение создания подробной истории местных ячеек комсомола.

Большой вклад в воспитание молодежи вносила печать. Несмотря на то, что в 1921 г. запасы бумаги в стране были в 25 раз меньшими, чем располагала Россия в 1914 году, РКСМ в это время издавал 25 журналов и 48 газет. В Тамбовской губернии в 1921 году выходила газета «Юный труженик». Во всех губернских и уездных изданиях были молодежные странички. В Тамбовских «Известиях» - это «Красная молодежь», в «Тамбовском пахаре» - «Страничка юного пахаря», в Козловской газете – «Красные резервы», в Лебедяни – «Юношеская правда», в Моршанске – «Самодеятельность молодежи». Всего за 1921 год комсомольцами губернии было подготовлено 67 уездных страничек, 18 номеров «Юного труженика», более 16 тысяч экземпляров листовок. В конце года издавался «Бюллетень Тамбовского губкома РКСМ», включавший циркуляры центральных и губернских органов партии и комсомола, статистические данные. Практиковались устные выпуски газеты «Юный пролетариат».

Создавались газетно-литературные кружки. В рамках такого кружка в Кирсановском уезде в каждой волостной организации действовали корреспондентские посты, которые еженедельно присылали редколлегии «Уголка юного коммунара» при местной партийной газете сведения, статьи и заметки о работе организации, о настроении молодежи, о всем важном и интересном, собирали материалы от других членов РКСМ и беспартийных. В то же время члены кружка следили за сохранностью газет, использованием книг, пропагандировали их, устраивали совместные чтения и обсуждения прочитанного. Создавались специальные агитплакаты из газетных вырезок. Кружок издавал стенную газету.

В конце 1921 г. ЦК РКП(б) принял решение о проведении Всероссийской недели сближения партии с комсомолом. Задачей недели было «установление прочной органической связи между РКП(б) и РКСМ, организации идейной и материальной помощи со стороны партии».

Шефство над комсомолом постоянно выделяется в планах работы партийных комитетов. Так, в плане работы Тамбовского губкома партии на зимний период 1922-1923 гг. предусматривалось «усилить помощь РКСМ в его коммунистической воспитательной работе путем предоставления организациям РКСМ партсил в виде коммунистов-педагогов, предоставления лекторов в марксистские кружки» и т.д.

Идейную и материальную помощь в постановке политического просвещения комсомольцев и молодежи оказывал комсомолу Главполитросвет (главк Наркомпроса), РКСМ широко использовал учебные программы Главполитпросвета, изданную им литературу, кадры литераторов и агитаторов.

В начале 1922 года в Тамбове организован клуб красной молодежи, при нем кинозал, в котором перед сеансами зачитывались рефераты. Вскоре комсомольский клуб появился в Борисоглебске, а затем такие клубы стали функционировать и в других городах. В них были оформлены специальные комсомольские комнаты. Такие комнаты были и в селах, например, у Ярской ячейки. Там читались и обсуждались газеты, затем стали работать кружки.

Пропаганда революционного учения среди детей старшего возраста проходила с помощью включения в программу общеобразовательных школ уроков политграмоты.

Комсомольские руководители считали своим долгом выступить в печати. Так, в мае 1922 года статьи были опубликованы всеми членами Тамбовского губкома РКСМ, а один из них опубликовал 8 статей.

Активизировалась стенная печать. В стенгазетах публиковались как материалы общеполитического характера, так и актуальные заметки с мест. Регулярно проводились конкурсы стенгазет. В начале 1923 года при клубах Тамбовской губернии действовало 162 стенных и 183 устных газеты.

В резолюции «О работе РКСМ» XII партсъезда (апрель 1923 г.) акцентировалось внимание на том, что «партия должна обратить серьезнейшее внимание на создание достаточной сети политшкол и политкружков, через которые пропускались бы все члены союза». Съезд решительно высказался против сведения роли РКСМ к роли чисто культурнической организации.

Пленум Тамбовского губкома партии в октябре 1923 года в своей резолюции подчеркивал, что необходимо «установить системы политобразования в городе и деревне таким образом, чтобы охватить все слои комсомоле, способствуя у них технической и политической грамотности». Преодолевая «кампанейщину» в идеологической работе, губком ориентировал комсомольцев «изучать историю партии, вопросы Коминтерна, проводя это не только путем работы в школах, кружках, но и пронизывая этим все содержание своей работы».

Опираясь на опыт передовых комсомольских организаций, ЦК РКСМ в апреле 1923 года обсудил вопрос о создании системы политобразования комсомольцев на пленуме ЦК. В резолюции пленума по докладу о системе политобразования подчеркивалась необходимость усиления политико-просветительной работы в союзе, учитывая еще малый охват членов союза постоянными формами (школы, кружки). Этот вопрос широко обсуждался на страницах партийной и комсомольской печати. В Тамбовской губернии были предприняты меры по усилению ликвидации политнеграмотности: увеличено количество политкружков, расширено участие комсомольцев в работе партшкол.

В июне 1923 г. III Всероссийская конференция РКСМ разработала систему политического образования в союзе молодежи, поставила задачу «…установить твердые звенья системы, через которые должен пропускаться каждый комсомолец. Между отдельными звеньями должна быть установлена твердая связь и последовательность».

Для определения уровня знаний комсомольцев намечалось и проведение политических проверок. По итогам политических проверок комсомольцы делились на три категории: первая – политически неграмотные, вторая – обладающие некоторой подготовкой и способные к самостоятельной работе, третья – способные к самостоятельной работе, а после подготовки – к пропагандистской работе.

27 июля 1923 года ЦК РКП(б) направил циркулярное письмо «О содействии работы коллективов пропагандистов РКСМ», 31 августа 1923 года – циркулярное письмо «О постановке политобразования в РКСМ». В них он обязал партийные ячейки оказать «самую широкую поддержку организациям РКСМ в деле реализации решений последней Всероссийской конференции, касающихся постановки политобразования среди молодежи».

Надо признать, что до конца 1923 года систематического политобразования в комсомоле фактически не было. Формами политвоспитания считались ячейковые собрания и политизированные игры, клуб и пропколлективы. Велась агитация за чтение книг, но книг было очень мало (в юнклубах Тамбовской губернии насчитывалось 500 книг), да и эта литература была не приспособлена к духовных потребностям комсомольцев. Основным способом передачи политических знаний были преимущественно лекции и доклады, причем эта работа строилась кампанейски, темами докладов на вечерах и в кружках были темы кампаний. Если и действовали политкружки, то малоэффективно.

Стала очевидной необходимость перестройки политико-массовой работы комсомола. Без нее говорить об укреплении организации означало впадать в утопию.
А. Слезин,
преподаватель истории КПСС ТИХМа.