Герб города Кирсанова

Ленинец
1988 год
(июль-август)

Орган Кирсановского горкома КПСС, районного и городского Советов депутатов трудящихся Тамбовской области. Газета выходит четыре раза в неделю: во вторник, среду, пятницу и субботу. Тираж 8910. Цена 2 коп. Редактор В.Е. Петровский.

06.07.1988
№ 109 (13463)

Снимки огненных лет

Получили очередное письмо от дяди жены Валентина Ивановича Орлянкина, нашего земляка, лауреата Государственной премии, заслуженного деятеля искусств. В своем письме он делится воспоминаниями о жизни в родном Кирсанове, о товарищах и друзьях того времени. Много строк написано о том, как прошел со своей кинокамерой по трудным фронтовым дорогам, о своей сегодняшней жизни в Киеве, о делах, заботах и т.д.

В конверт была вложена газета «Комсомольская правда», где опубликована статья известного советского поэта Евгения Долматовского. Она называется «Снимки огненных лет». Привожу выдержку из данной статьи: «Недавно мне посчастливилось вновь встретиться со старым боевым товарищем кинооператором Валентином Орлянкиным. Подружились мы в степях между Волгой и Доном, когда отходили к Сталинграду. В осажденном городе Орлянкин находился от начала до конца исторической битвы, участвовал в создании документального фильма, обошедшего все экраны мира. Кинооператора отличало от бойца лишь то, что в руках его был не автомат, а съемочная камера. Рядом с пистолетом на ремне – простецкий фотоаппарат «ФЭД».

Когда Валентин Иванович приезжал в Кирсанов на похороны своей матери Лидии Гавриловны, он поделился своими воспоминаниями о том, каким непростым делом оказалось изготовить фотографии на передовой. Проявитель и фиксаж в оттертых снегом солдатских котелках, воды для промывки пленки нету. От стен блиндажа при разрывах сыплется в проявитель песок. Упавший поблизости снаряд может по меньшей мере засветить пленку. Но работа в таких условиях продолжалась ежедневно. Москва просила все новые и новые фотопленки от фронтового кинооператора. На газетном снимке запечатлен совсем молодой парень в полушубке и солдатской ушанке с улыбкой на лице. Автор письма поясняет, что это снайпер из 13 гвардейской дивизии Василий Зайцев. Ветераны войны помнят, кем первым была сказана фраза, ясная, как клятва: «Отступать некуда, за Волгой для нас земли нет». Это произнес Василий Зайцев, молодой киевский рабочий, уничтоживший более 300 фашистов. Валентину Ивановичу довелось побывать на свадьбе у Героя Советского Союза Василия Зайцева, он выдавал замуж свою внучку. На снимке рядом молодая девушка в военной офицерской форме. Валентин Иванович в нескольких словах говорит о ней: «А это лейтенант медицинской службы легендарной родимцевской дивизии Людмила Гумилина, мила, отважна, снарядов не боялась и пулям не кланялась. Ныне врач-невропатолог в госпитале для инвалидов войны». И последние фотографии – это командир дивизии дважды Герой Советского Союза Родимцев и наш земляк В.И. Орлянкин с кинокамерой.

По стопам своего отца пошли и дети. Его дочь Аделина – актриса студии имени Довженко. Ее муж – режиссер этой студии. Сын Олег Валентинович – телеоператор.

Несмотря на свои 80 лет, Валентин Иванович продолжает трудиться на общественных началах в Киевском Доме пионеров. Много времени В.И. Орлянкин уделяет военно-патриотическому воспитанию подрастающего поколения. Киевская студия кинохроники выпустила на экран кинофильм, который называется «Наш Орлянкин».
А. Шамов.

Рожденная революцией

Советская милиция – ровесник и детище Великого Октября. Она родилась в горниле пролетарской революции. Ее история неотъемлема от истории первой в мире страны социализма.

По инициативе В.И. Ленина 10 ноября (по новому стилю) 1917 года подписанием декрета «О рабочей милиции» было положено начало созданию рабоче-крестьянской милиции, которая стала надежной защитницей прав и интересов трудового народа.

В милицейские подразделения вливалась наиболее сознательная часть трудящихся. Партия направляла сюда стойких коммунистов, прошедших суровую закалку в огне классовых битв.

Бдительно стояли работники первых милицейских формирований на многотрудной революционной вахте; боролись с бандитизмом, грабежами, спекуляцией, плечом к плечу с работниками ВЧК подавляли сопротивление контрреволюции, участвовали в ликвидации детской беспризорности. Милиция достойно выполнила свой долг по охране общественного порядка в период индустриализации сельского хозяйства.

Как же рождалась Кирсановская милиция в те далекие годы? В трудностях, в муках, в ожесточенных схватках с враждебными силами молодой Советской республики.

Уже во второй день после февральской революции, после свержения царского самодержавия в Козлове, Тамбове, пригородном поселке (ныне город Котовск) и в Кирсанове народ начал разоружать полицию и жандармерию, разбивать тюрьмы и выпускать политических заключенных. В деревнях вековая ненависть крестьян к царскому строю обрушилась на представителей старой власти: волостных старшин и сельских старост, земских начальников, стражников и урядников. В Кирсанове были разгромлены полицейское и жандармское отделения. Здесь были уничтожены архив и деловая переписка, разоружены полицейские и жандармские чины. Это было сделано смелыми активистами из среды жителей Кирсанова и революционно настроенными солдатами маршевой роты третьего запасного кавалерийского полка, расквартированного в зданиях и сооружениях, где сейчас размещается авиатехучилище гражданской авиации.

Но захватившие власть на Тамбовщине буржуазия и помещики, сговорившись с местными лидерами эсеров, создали органы временного правительства в губернском городе, уездах, волостях. Были созданы губернский, городские и уездные комиссариаты и исполнительные комитеты – органы диктатуры буржуазии. Новая власть остро нуждалась в опоре, в вооруженной силе, защитнице интересов буржуазии и помещиков. Поэтому была создана милиция. В Кирсанове, как, наверное, и в других местах, поступили очень просто. Сбросили со здания бывшего полицейского участка старую вывеску, изображение герба с двуглавым орлом, и повесили красный флаг и новую вывеску «Милиция Кирсановского уезда». Набрали новых стражей порядка и потихоньку восстановили на службе почти всех бывших полицейских и жандармов.

В газете «Тамбовский земский вестник» от 19 марта 1917 года помещена любопытная статья «Первые дни свободы в г. Кирсанове и Кирсановском уезде», в которой рассказывается о многих здешних «беспорядках». Бунтуют, мол, солдаты местного гарнизона, купцы взвинчивают цены на товары, растет спекуляция, участились погромы, грабежи, крестьяне «обижают» помещиков, захватывают у них посевы, имения, лес, сено, инвентарь и т.д. и т.п. Поэтому указывается далее в статье, Тамбовский Совет рабочих и крестьянских депутатов (соглашательский, эсеро-меньшевистский) счел своим долгом немедленно командировать в Кирсанов своих делегатов для организации и поддержания порядка.

Вечером 12 марта в Кирсанове обсуждался вопрос о создании милиции. Здесь выяснилась одна деталь: в Кирсановском уезде уже были отряды милиции и даже, как выявилось позже, под командованием двух начальников милиции совершенно с одинаковыми правами и полномочиями.

Милицейский отряд под началом корнета Довиданца столкнулся в с. Ире с отрядом фельдшера Пигалева, куда, как оказалось, оба были вызваны для усмирения взбунтовавшихся крестьян. После короткой схватки фельдшер был арестован, и у него отобрали крупную сумму денег, которую, по его словам, он получал от управляющих имениями на содержание солдат.

Это были своеобразные отряды самообороны, созданные помещиками. Этот факт лишний раз доказывает, чьим интересам служила милиция до Великого Октября.

Наш краеведческий музей располагает материалами, рассказывающими о том, что и позже, после назначения в Кирсанов начальником уездной милиции А.С. Антонова (вплоть до его разоблачения и бегства), руководимые им отряды милиции рьяно защищали интересы богатеев, бдительно охраняли добро помещиков, купцов и кулаков.

Конечно, основные карательные функции по «усмирению» крестьян нашего края выполняли воинские подразделения, посылаемые ставленниками временного правительства в Тамбове – губернским комиссаром и послушным ему губисполкомом в ответ на настойчивые просьбы кирсановских помещиков. Но, несмотря на карательные меры, крестьянство края все более внимало призывам большевиков о немедленном захвате помещичьей земли. Министр внутренних дел Временного правительства князь Львов писал в Главное управление по делам милиции о крестьянских волнениях в различных губерниях России пятого июля 1917 года: «Беспорядки не только не могут быть признаны ликвидированными, но, наоборот, с каждым днем они охватывают все новую площадь». Он сообщает, что к беспорядкам присоединилась и Тамбовская губерния. Вот почему кирсановское чрезвычайное уездное земское собрание в это время срочно обсудило вопрос «Об учреждении милиции». Недолго дискутируя, члены земского собрания нашли простейший выход из положения. Они приняли за основу «Расписание о числе полицейских должностей, а равно и кредитов на содержание их и прочие полицейские надобности по Кирсановскому уезду». То есть было решено взамен упраздненной полиции учредить уездную милицию.

Тогда же огромный Кирсановский уезд площадью более шести тысяч квадратных верст с населением более 360 тысяч человек и с 37 волостями было решено разделить на три участка (по 12-13 волостей в каждом) с назначением участковых начальников милиции в Куровщине (северная часть уезда), Инжавине (юго-западная часть) и в Сергиевке (юго-восточная часть уезда). В штатах уездной милиции, таким образом, оказалось один уездный, три участковых начальника, 37 конных старших волостных милиционеров, 40 пеших и 17 конных милиционеров, а также восемь канцелярских служащих – всего 106 человек.

Многие отсталые крестьяне еще и осенью 1917 года верили в революционность милиции, пришедшей на смену царским опричникам. Об этом свидетельствует такой факт. В решениях третьего губернского крестьянского съезда, состоявшегося в начале октября 1917 года в Тамбове, записано о замене всей армии народной милицией. Однако милиция вплоть до победы Советской власти в крае и замены ее новыми кадрами состояла на службе эксплуататоров и защищала их интересы.
Т. Перебора,
краевед.
(Продолжение следует).

09.07.1988
№ 111 (13465)

Рожденная революцией

Еще один пример, 13 мая 1917 года во время перевыборов местных органов самоуправления к власти неожиданно пришел купец Трунин, который с помощью своих сторонников совершил переворот, провозгласив Кирсанов автономной республикой, а себя – генерал-прокурором ее. Так вот, первыми его помощниками и вдохновителями были служащие Кирсановском милиции, начальник тюрьмы и… даже бывшие полицейские. Это они организовали охрану Трунина и здания городской управы (ныне здание учебно-производственного комбината). И это по их вине пролилась кровь на Соборной площади при свержении трунинщины (восемь убитых и более 40 раненых).

Установление Советской власти в отсталой Тамбовской губернии завершилось только к весне 1918 года. Съезд рабочих, крестьянских и солдатских депутатов Кирсановского уезда, состоявшийся с 12 по 15 марта в здании, где сейчас размещается краеведческий музей, провозгласил переход всей власти в уезде в руки Советов, избрал уездный исполнительный комитет во главе с большевиком М. Авербахом и назначил первых комиссаров.

Победа Советской власти в крае поставила на повестку дня вопрос о создании новых органов охраны революционного порядка, вооруженных сил и милиции. В предшествующий период (осень-зима 1917-1918 г.) функции милиции выполнял отряд Красной гвардии и солдаты третьего запасного кавалерийского полка. Но затем по распоряжению военного ведомства они были отозваны.

В структуре нового уездного исполкома Советов был учрежден отдел управления, а в нем, в качестве подотдела, - комиссариат внутренних дел. Заведующим отделом управления и одновременно уездным комиссаром внутренних дел набрали стойкого большевика, бывшего балтийского матроса Козьму Николаевича Сатанина, уроженца села Шиновка. Свои функции он начал исполнять с третьего апреля 1918 г. (эта дата и другие фактические данные приводятся по документам, хранящимся в Центральном государственном архиве Октябрьской революции и Тамбовском областном партийном архиве).

В комиссариате внутренних дел, в свою очередь, создали два отдела: административный и хозяйственный. На первый возлагалась также обязанность информации населения о законоположениях и постановлениях центральной власти, губернского и уездного Советов. В ведение хозяйственного отдела входили земские станции, почта, хозяйственная часть милиции, рабочий дом (бывший земский арестный дом), карательный дом (бывшая тюрьма).

В это же время в Кирсанове учредили и уездную комиссию по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией, которая работала вне зависимости от комиссариата внутренних дел и подчинялась губчека и имела свое управление. Председателем этой комиссии был избран член уисполкома большевик П.В. Овчинников, его заместителем – бывший матрос, сочувствующий партии большевиков Тимофей Матвеевич Кошмаков, прибывший на Тамбовщину с группой питерских рабочих.

В партийных документах (например, в отчете Кирсановского уисполкома за первые три месяца его деятельности) говорится, что «организация милиция оставлена прежняя, то есть городская и уездная милиция состоит под управлением начальника уездной милиции с соответствующим штатом помощников. На комиссара внутренних дел возложено общее направление ее деятельности соответственно новому социальному строю и надзор за действительным приведением в жизнь всех декретов и распоряжений Советской власти».

К понятию «организация милиции оставлена прежняя» относится ее структура и штаты. Было, как видно, взято за основу решение, принятое годом раньше Кирсановским чрезвычайным уездным земским собранием на сессии 21 июня 1917 года после обсуждения доклада «Об учреждении уездной милиции». Но при той же структуре уездной, участковой и волостной советской милиции штаты ее пришлось увеличить из-за увеличения количества участков и волостей. Таким образом, штаты уездной милиции почти удвоились.

Основным ядром личного состава Кирсановской городской милиции явился первый красногвардейский отряд, организатором и первым командиром которого был молодой большевик, уроженец села Курдюки Сергей Шарапов. Этот отряд создался еще до установления Советской власти и много помог кирсановцам в борьбе за власть Советов. В дни работы первого съезда Советов красногвардейцы несли охраны кинотеатра и общежития для делегатов.

Кадры для уездной милиции набирались главным образом из местного населения. Среди милиционеров преобладали крестьяне, по большей части вернувшиеся с фронта солдаты. Было среди них немного и рабочих, а также беженцев – выходцев из прифронтовых губерний России. Партийная прослойка в личном составе уездной милиции оказалась высокой – около 50 процентов, из них только 39 человек – члены ячейки большевиков и сочувствующих им. Зато левых эсеров и сочувствующих им было 63 человека. Остальные 105 человек – беспартийные.

Руководил уездной милицией в тот самый трудный период ее деятельности небезызвестный А.С. Антонов, вскоре разоблаченный как предатель, двурушник и впоследствии бандит. Его назначило на эту должность еще осенью 1917 года эсеро-меньшевистское руководство губисполкома, а Кирсановский уездный исполком Советов рабочих и крестьянских депутатов допустил ошибку, оставив авантюриста на прежнем посту не только потому, что не знал его честолюбивых замыслов, поверив его заверениям честно охранять революционный порядок в уезде, но и потому, что в начальный период создания и деятельности органов Советской власти эсеры входили в них вместе с большевиками.

С первых дней своей «службы» А.С. Антонов развил кипучую деятельность в задуманном им и руководством ЦК партии эсеров направлении – подготовке контрреволюционного мятежа для свержения Советской власти в стране. Всюду, где только возможно, Антонов ставит на милицейские должности своих людей. Начальником Инжавинского участка, например, стал приспешник Антонова эсер Лощилин, Иноковского – его друг Заев, первым помощником (заместителем) становится иноковский кулак-эсер Петр Токмаков, курдюковский кулак и мелкий торговец, балагур и «оратор» Ишин – чем-то вроде комиссара и попа. Все они ранее служили с Антоновым в милиции, и все ушли с ним потом в банду.

К чести работников Кирсановской милиции надо признать тот факт, что подавляющее большинство милиционеров не пошло за предателем, несмотря на его угрозы и принуждение по служебной линии, обещания всех благ жизни. Этим, вероятно, объясняются те жестокие расправы над попавшими в его руки милиционерами, бывшими сослуживцами. Этим же объясняется самоотверженность и героизм, проявленные работниками милиции впоследствии в борьбе с антоновщиной. Многие из них пали в этой борьбе смертью храбрых, многие были зверски замучены и казнены.

Но эта борьба разгорелась потом. А с первых же дней по приезде в Кирсанов Антонов вместе со своими подручными налаживает систематическую заготовку оружия и начинает формирование первых бандитских шаек.

В героической борьбе за власть Советов в нашем крае пали смертью храбрых тысячи коммунистов, комсомольцев, красногвардейцев, бойцов продотрядов и чоновцев. Антонов люто ненавидел милиционеров, оставшихся верными Советской власти. Он специально устраивал охоту на них, чаще всего убивал их предательски, из-за угла, из засад. Вот несколько фактов, взятых из газеты «Известия Кирсановского уездного Совета рабочих и крестьянских депутатов» тех лет. В одном из номеров газеты опубликован некролог: «Памяти тов. Гусарова». В нем говорится: «28 декабря 1920 года в с. Инжавино пал жертвой от рук оголтелых зверей-бандитов помощник начальника 4-го района Кирсановской усовмилиции тов. Гусаров Тимофей Данилович.

Покойный служил в Кирсановской милиции с 4 ноября 1917 года и был всегда примером для всех сослуживцев. В 1918 г. тов. Гусаров вступил в члены РКП (большевиков) и с 1919 г. состоял председателем комячейки при усовмилиции.

Со смертью тов. Гусарова ушел из жизни один из стойких борцов за идеалы пролетариата, один из преданнейших коммунистов. Спи спокойно, дорогой товарищ. твое дело, за которое ты отдал жизнь, находится в крепких пролетарских руках. твое имя золотыми буквами будет записано в истории! Ты так же нам дорог, как все твои товарищи, павшие на пути к коммуне».

В экспозиции нашего музея в разделе «Гражданская война» помещен интересный исторический материал. На выцветшей, пожелтевшей бумаге синим карандашом написаны строки: «Начальнику уездной милиции. Телефонограмма. В ночь на 21 августа в селе Пересыпкине убит бандитами партийный Укол Васильевич Жмурин, сын убитого коммуниста Жмурина Василия. Сейчас же выезжаю на место происшествия. 21.VIII.1920 г. 3 часа дня… Становых».

Это последнее донесение солдата империалистической войны и отважного командира Красной Армии, мужественного начальника Оржевской участковой милиции Михаила Афанасьевича Становых. Это ему, тов. Становых, антоновские лазутчики подбрасывали записки «самого» с заманчивыми предложениями стать правой рукой в борьбе с Советской властью. Но после категорического отказа и передачи задержанных им бандитов в руки ЧК антоновцы стали буквально охотиться за Становых. И в одну из его командировок в с. Трескино по выявлению обстоятельств налета бандитов и убытков, нанесенных ими, он сам попал в засаду антоновцев и был зверски ими казнен.

Вот скупые газетные строки некролога – отчета о похоронах Становых в братской могиле на площади Революции г. Кирсанова: «Состоялись похороны тов. Становых. Товарищ Становых, начальник Оржевской милиции, был убит бандитами.

В его лице пал смелый, отважный боец. Пал коммунист. Боец и коммунист одно и то же. Вне борьбы нет коммунизма. Тов. Становых был в первых рядах наших товарищей. Вечная память павшим борцам за революцию! Вечная память тов. Становых!
Смерть всем врагам трудящихся!»
(Газета «Известия Кирсановского уездного Совета рабочих и крестьянских депутатов», сентябрь 1920 г.).
Т. Перебора,
краевед.
(Окончание следует).

15.07.1988
№ 114 (13468)

Рожденная революцией

А вот еще одно сообщение:
«11 сего февраля состоятся торжественные похороны зверски зарубленных бандитами учительницы Федоровой, милиционеров тов. Рузаева, Рубена и Косякина и члена укоммола тов. Есина.

Всем членам РКП(б), укоммола и профсоюзов присутствие обязательно. Порядок шествия: начало процессии в 3 часа от Советской больницы, по Рабоче-крестьянской улице на площадь к братской могиле. Укомпарт. Политотдел 2 боеучастка».

Семья Косякиных из с. II Иноковка, вырастившая для Родины целую плеяду героев-милиционеров и других ответственных работников органов комиссариата внутренних дел и потерявшая в борьбе за власть Советов шестерых своих мужественных сыновей, заслуживает того, чтобы о ней рассказать подробнее.

В романе писателя А. Стрыгина «Расплата» есть такой эпизод. В.И. Антонову-Овсеенко, председателю Тамбовского губисполкома, звонит по телефону начальник оперативного отдела губчека. Он сообщает:
- Вчера вечером во Второй Иноковке Кирсановского уезда зарублен почтальон-ямщик Косякин Антон Павлович и его тринадцатилетний сын Федор. Сообщил брат Косякина – следователь чека Алексей Павлович Косякин.
- Причины известны? – спросил Антонов-Овсеенко.
- Месть. В прошлом году Косякин выдал брату тайную переписку с Антоновым двух его помощников – Заева и Лощилина. А мальчишка возил чекистов на станцию, его за это… звери!

Антон Павлович Косякин был зажиточный, грамотный, уважаемый в селе крестьянин. И ему еще в старое время (при царизме) Кирсановская уездная земская управа поручила заведовать Иноковской волостной ямской ставкой. После февральской революции и потом, после установления Советской власти, А.П. Косякин оставался хозяином ямской ставки, с той только разницей, что начальство стало у него другое – транспортный отдел уездного исполкома Советов рабочих и крестьянских депутатов. Казалось, быть А.П. Косякину кулаком-мироедом. Еще бы: земли Советская власть дала его семье довольно, полный двор у него живности и инвентаря – саней, бричек, даже карета для важный пассажиров есть. В конюшне кормятся несколько пар казенных лошадей, для которых аккуратно выдается фураж. Да и помощники у него есть: шесть сыновей как на подбор!

Но хлебнул Антон Павлович вместе с односельчанами фронтовой жизни в двух войнах (старшие сыновья его Александр и Николай тоже воевали в 1914-1917 годах. Поездил по свету, насмотрелся на все, наслушался всякого от перевозимых им пассажиров и намотал себе на ус, что с прошлой Россией покончено навсегда, и для народа, Родины, для него и его семьи началась новая жизнь.

И стал он добросовестно, с душой служить Советской власти. Он доволен был, что сыновья Александр, Николай и Василий пошли на службу в милицию, а самый младший Федя мечтал пойти в чекисты. Правда, средний сын Павел что-то прихварывал. Не знал только Антон Павлович, что вскоре для него наступит пора жестоких испытаний.

Антонов, скрывшись в подполье, был взбешен тем, что ему не удалось завербовать в свою шайку ни одного из семьи Косякиных (а их в милиции служило уже шесть человек).

В одной из своих поездок нашел Антон Павлович на ранней дороге пакет с какими-то бумагами. Наверное, ночью кто-то обронил. И передал Косякин пакет своему брату Алексею Павловичу, чекисту.

За что получил благодарность. Что было в пакете, читатель уже знает. Вышеупомянутых Заева и Лощилина удалось схватить и расстрелять. Обо всем этом, как выяснилось позже, узнал Антонов, успевший скрыться. И начал он охотиться за Косякиным. Что только ни делали озверевшие бандиты!

Однажды бандиты ворвались в дом Антона Павловича во время похорон его умершего сына Павла. Схватили его вместе с сыном Федей и зверски убили в овраге за выгоном. В другой раз антоновцы схватили чекиста Алексея Павловича Косякина и его сына, тоже работника милиции. В этот же день бандиты заживо сожгли Тихона Голдобина – свояка Косякиных, служившего в милиции. Сыновья Антона Павловича Александр, Николай и Василий в тот день тоже были дома, но смогли скрыться. Василий и Николай ускакали за помощью в Кирсанов, а Александр всю ночь просидел в ледяной воде речки Иноковки. В тот раз он остался жив. Но вынужденное купание подорвало его здоровье, однако оружие он не оставил. И вместе с братьями сражался до тех пор, пока с тамбовской земли не исчез последний бандит.

Шесть человеческих жизней отдала большая семья Косякиных за то, чтобы на кирсановской земле окончательно и навсегда победила власть Советов, новая светлая жизнь. Шесть жизней… и еще несколько, чтобы отстоять эту землю, ту новую жизнь от фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны.
Так начинала делать свои первые шаги Советская милиция в нашем крае.
Т. Перебора,
краевед.